elizmadlen: (Ts)
   

   Сколько раз я давала себе слово хоть иногда ненавязчиво лытдыбрить, но всё по прежнему, в этом я не изменяю себе.
Только по утрам, когда ещё прибываю в сладкой полудрёме и глотаю крупными глотками тёплый кофе, приходит желание что-то поведать бытию, ну хотя бы в виде фотокарточек. А потом наступает день и эти желания растворяются.
Жизнь течёт неспешно и размеренно, что радует, потому что для меня нет ничего милее постоянства.
  А у нас осень. Нет это не та осень про которую вы все подумали,  осень здесь ознаменовывается только лишь свежестью.
Свежим и чуть прохладным ветерком вечерами, ночами и росистыми утрами.
Наконец-то ночью хочется накрыться не только простынёй, но уже одеяльцем, хочется обнять любимого человека и вот так дремать, не изнывая от жары и духоты.
Выключаю и убираю в долгий ящик вентиляторы и кондиционер, а утренний кофе уже пью на террасе, обдуваемая прохладой.



Хайфа. Кампус а-Намаль.
Этот мини-городок для студентов в процессе благоустройства. Здесь уже есть новые и красивые здания современных общежитий.
Но фотографировать мне их было не интересно. Куда интереснее рассматривать заброшенности, слушать воркование сотни голубей, отдающeеся гулом в пустых заброшенных домах.
Улочка находится почти у моря, что добавляет романтики.




Прогуляться по ново-старой улице. )
elizmadlen: (Default)

    Я люблю заброшенные дома. В дни моего детства мы лазали с папой в здания, которые шли на слом или реконструкцию. Там всегда так специфически пахло, под ногами хрустел песок и стекло. Оторванные обои и окна-дыры, в которые глядело солнышко. На полу валялись уже ставшие никому ненужные вещи, опрокинутые коробки с ёлочными игрушками, старым рваным дедом морозом, книгами.  А однажды я нашла целый ворох фотографий, валявшихся на грязном паркете. Так было интересно и загадочно рассматривать совершенно чужих людей, которые теперь вообще неизвестно где.
Осыпавшиеся своды, старинные и грязные барельефы на лестницах, отрывающаяся лепнина на потолках, резные деревянные двери - всё это было на фоне современных перегородок, которые делили огромные залы на небольшие узкие комнаты.
Питерские коммунальные квартиры, жильцы которых уже живут в малюсеньких квартирках где-нибудь на окраине.

Здесь нету такой заброшенности. Да и откуда ей быть? 


    Это поселение восстановили в 1952-м году. Недалеко от Кинерета, на севере страны, немногочисленное и молчаливое.
Построили там когда-то .... я даже не знаю как это назвать - "Клуб" наверное. С бассейном, библиотекой, актовым залом и прочими классами по интересам.

    Вот этот инопланетный бункер и есть этот клуб. Теперь наверное все разъехались. Молодёжь вся в центре страны, и клуб стал не нужен. 
Стоит он посреди самой страшной жары и только голуби в нём воркуют и больше никого.
Конечно сравнивать его с Питерскими заброшенностями просто невобразимо.
Голые, ничем не украшенные бетонные стены. Архитекторы считали, что следы от опалубки - самое лучшее и конечно же самое дешёвое украшение. Зачем усложнять свои проэкты?


Page generated Jun. 25th, 2017 05:21 pm
Powered by Dreamwidth Studios