elizmadlen: (lodka)


   Мне не хватает города. Да, самого что ни на есть настоящего. Но! Не восточного!
   Хочу поехать в центр и бродить там тихими улочками. Чтобы мороз чуть замораживал лужи, и я хрустела по ним каблуками, чтобы солнце светило ярко и прохладно. И чтобы улочки были непременно тихими и очень уютными, и чтобы было мало людей. 
И чтобы на пути иногда попадались маленькие кафешки, и в одной из них я бы обязательно выпила чашечку чёрного кофе, и, согревшись слегка, снова пошла бы бродить между солнечных морозных домов.

А свернув на аллейку с уже облетевшими деревьями, я бы села на скамеечку и поёживаясь смотрела на редких прохожих и на солнце, которое светило бы мне так нежно через паутину веток.
А потом по дороге домой зайти в пекарню и купить свежайшего овсянного печенья и, зайдя в тёплую квартиру, поставить чайник на газ, да-да самый настоящий чайник на настоящий газ, и слушать как он шумит, раскладывая печеньице по тарелочке.
Сесть у окна и пить мелкими глотками ароматный чай и смотреть, как медленно садится солнце за далёкие крыши, и всё, даже комната, превращается в золото.


elizmadlen: (vorona)


   Нужно только долго-долго ехать до самой темноты, потом свернуть с главной дороги направо в лес и ехать не спеша, помогая освещать луне каменистую дорогу.  Остановиться, выключить мотор и прислушаться к тишине, затем потушить фары и начать всматриваться в темноту.

   Вот она, вечность на лунном краю света!
  А потом вдруг подумать о самом сокровенном и важном, о том с чего всё начиналось.
Встретиться взглядами, перекрестив время.
Сплести руки, которые уже давно сплелись, соединить в нежном порыве дУши, которые уже давно слились, направить мысли в единое русло. И так парить над землёй единым целым.  И вдруг, замерев на секунду, рассыпаться на мелкие капельки влаги.
  А потом лежать, наблюдая как стекает ночная роса по стёклам, слушать как электрически потрескивают летучие мыши, любоваться на далёкие мерцающие звёзды и пугаться криков ночных птиц.
  И чувствовать, как прохладный ночной воздух остужает разгорячённость.

  Не это ли прекрасно?




elizmadlen: (lodka)
    Да, именно затишья.
Был ранний вечер, и я возвращалась с работы. Я всегда стараюсь идти тихими улицами и парками.
Так было и сегодня. Дождь как раз сделал передышку и собирался начаться снова. Я это видела по проносящимся тучам.
Небольшой просвет в небе заканчивался, порывами дул пронизывающий ветер и стремительно темнело.
Я достала из моей торбочки зонтик и в любой момент была готова подставить его под прозрачные капли.
И тут я обратила внимание, как тихо вокруг!
Нет, конечно это была не та тишина, как на Кипре, где не было слышно НИЧЕГО. Здесь много было звуков.
Но на улицах и в парках, которые я проходила, не было людей!
Не было футболистов-подростков, которые обычно гоняют мяч у школы, не было собачников, громко зовущих своих питомцев, не было детей.
Не было малышей в парках, которые гуляют огромными толпами со своими мамами и папами, дедушками и бабушками,
нянечками и прочими взрослыми. Не было просто школьников, которые вечно шумят и куда-то бегут без оглядки.
Не было никого! Пусто было вокруг.
Пустовали мокрые скамейки, детские горки, травяная полянка и извилистые парковые дорожки.
Пустовали улицы куда хватало глаз.
Я шла не спеша нога за ногу и улыбалась.
Я радовалась ветру, который качал деревья, листьям, с которых срывались огромные капли.
Радовалась тучам, которые загнали всех по домам.  Я шла почти счастливая, ожидая следующего ливня.
И вот он полился, неожиданно, смело и сразу на подставленный мною зонтик.
Зашуршали листья, забарабанили капли, всё это слилось в один гул.
И я постояла ещё немного со своим цветным зонтиком в серой мгле и шагнула под крышу своего дома,
оставив моё счастливое одиночество среди серых улиц, потонувших в полумраке туч и дождя.
 
elizmadlen: (kit)
       Это начинается обычно в полнолуние.
Передо мной нарисованный ночной пейзаж тёмно-синего цвета с фиолетовым отливом.
Всё очень ярко и чётко прорисовано с мультипликационной точностью. Зеленоватые светлячки в тёмной траве, розовые огни вдали. Луна двигается по небу, и тени от низких деревьев становятся почти чёрными.
Ни звука, ни шевеления - мёртвая плоская тишина...

       И вдруг я слышу какой-то хруст. Луна начинает трескаться.
Лиловое небо тоже покрывается мелкими квадратными трещинами и начинает осыпаться старой выцветшей краской. Шуршание и хруст окружают теперь меня со всех сторон. Эти бумажные звуки наполняют меня, и мне становится страшно.
Завитками сухой краски осыпаются деревья, небо, цветы и трава. И на месте осыпавшегося разноцветия остаётся только гипсовое повторение того, что я только что видела. Мертвенно серый цвет, никакой луны и ночного ощущения.
Всё теперь хрустяще-одноцветное.
И я одна посреди этой плоской долины без надежд и иллюзий.
Page generated Jun. 25th, 2017 05:22 pm
Powered by Dreamwidth Studios